douwae017 (378x531, 83Kb)
Гром вторит крику, признавая поражение.

Нет более пути в небо. Жадные птицы отобрали крылья.

И снова круг замкнулся, бросая в лицо пепел пройденных дорог. Мел судьбы, в который раз, чертит точку отсчета дня.

Снова ходить по зеркалам битого льда, раня слабую душу осколками вчерашних надежд?

Каплей крови упадет одинокая слеза в искупление забытых обещаний… Влажный асфальт хранит так много горя от потерь…

Морской прибой никогда не заглушит эхо голосов в проклятой тишине.
Смыть бы улыбку глаз, да намертво пришила память к виду неба на закате…

Спрятаться бы за крыльями волос от острых камней чужих взглядов.
Да Ночь опять зовет в напарницы играть в судьбу.
Тасуй колоду сестра, луна осветит расклад нового дня.

Но знаешь, мне никогда не суждено сложить «вечность» из мозаики ночных кошмаров. И в чудо «за гроша» я уже давно не верю.

Кто бы рассказал сказку о любви, но только глупость дается так же легко…
Отмотать бы от клубка красноречия сполна, чтоб всегда хватало слов о главном…

В кругу одиночества я танцую изломанный танец жизни. Нелепые решения, нашептанные сквозняками нитей кукловода. Чью же душу отражают мертвые глаза поэта?

Произнеси «счастье» и сам услышишь фальшь, ведь струны молчат, покрытые инеем.
Музыкант сменил маски лиц, но гитара помнит тепло рук... Она одна так и не научилась предавать.

Встречу одиночество гримасой улыбки в пол-лица, и научусь гордиться своими шрамами.

В полнолуние буду рисовать углями на ладони, меняя путь. Оставлю только имя.

Может, я дождусь тебя, и ты обнимешь мою печаль чужими руками ушедшей радости.
Узнаешь ли лицо с узором тоски на губах?

Смейся надо мной, порой я сам себе смешон. До слез…
Но если ты узрел в том бреде суть - то место тебе со мною рядом…
Будь счастлив. Иль проклят будь?

Сато. Нежная, как лезвие бритвы.. 砂糖
さとう

рисунок Aya Kato

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.