В общем оцените начало и скажите стоит ли продолжать этот стёб дальше.

Людям и не людям без чувства юмора вообще и чёрного в особенности читать данный текст настоятельно не рекомендуется. Если вы ещё не достигли возраста сравнимого с уровнем развития хуманса шестнадцати лет, то отложите чтение и лучше ещё немного поразвивайтесь. Если вы всё же рискнёте прочесть данный дневник, помните что можно упасть, а потому убедитесь, что на месте возможного падения есть что-то или кто-то мягкий. Публикуется с согласия эльфа Ёпрста, автора этого дневника.

Начну свой дневник, с небольшого описания своей жизни до настоящего момента. Мама была экстремалкой, во времена моего рождения, она увлекалась древолазаньем. И решила, что мне с рождения надо привыкать к экстремальным условиям. Потому родился я в ветвях дерева, на высоте метров так десять над ближайшей ко мне возвышенностью. Собственно полёт к ней и стал началом моей жизни вне материнской утробы, потому мои недоброжелатели часто посмеиваются, что все мои мозги остались в корнях того дерева. Они забывают важную деталь. Прошёл полёт нормально, и быстро закончился в той самой возвышенности, оказавшейся моим далёким прадедом. С тех пор я и мои родители относимся к наиболее нелюбимым потомкам прадеда. Он до сих пор любит вспоминать, что моё падение, отвлекло его от важных размышлений и вдумчивого созерцания природы. Ню-ню. Интересно, каким местом он думает, если созерцал, и не только замечу, созерцал, он природу одной юной эльфийки, моложе его на полторы тысячи лет.
Первоё в моей жизни испытание прошло без моего участия. Я мирно спал, сжимая в ручках клок прадедовской шевелюры. Сам прадед только приходил в себя после первой встречи с горячо нелюбимым в дальнейшем правнуком. А мои родители решали жизненно важный вопрос, как меня назвать, учитывая, что мама всю беременность была уверенна, что носит девочку. А потому хотела не менять придуманное ранее имя – Лютиэнь. Папа был против, за что ему спасибо. Спор был долгий, вёлся с применением разнообразных интересных слов из гномьего, орочьего и трольского языков. Под это дело моя мама быстро наколдовала заклинание универсального перевода, и покрыла всех, кто подвернулся под руку, на огрском. Однако папа вспомнил один редкий хумансовский диалект, точнее не вспомнил, а вытащил какую-то книжку, и вот тогда пол леса пожалело о том, что мама придала своему заклинанию такую громкость. Поскольку в этой половине леса скукожились и опали не только листья, мелкие ветки, зазевавшиеся эльфы, но даже низко пролетавший назгул и совершенно глухой дракон, последний просто за компанию, чтобы не отставать от продвинутого общества. В итоге моим именем стало слово, которое не смогло перевести даже мамино заклинание – Ёпрст. А книжку у папы отобрали и спрятали где-то в хранилище тайных рукописей.

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.