В колонках играет - Любэ - Комбат

Материалы, легшие в основу фильма "Прорыв":

Выпуск: № 11 (1012), день выхода 15 марта 2000 г.

"Комбат, батяня, проси огонь на себя!" 15 марта 2000 г. #11
 
 
У РОССИЙСКИХ десантников большое горе. В Аргунском ущелье, в тяжелом кровопролитном бою в ночь с 29 февраля на 1 марта погибли 84 человека: 13 офицеров и 71 сержант и рядовой из 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка 76-й гвардейской Псковской дивизии. На узком 200-метровом перешейке между горой Истыкорт и селом Улус-Керт более 1500 боевиков из группировки Хаттаба попытались вырваться из окружения, прорвать блокаду, захватить населенные пункты Ведено, Задули, Киров-Юрт, Элистанжи и Махкеты. Дальше их путь лежал в Дагестан.

На пути бандитов встали псковские десантники. Они дрались отчаянно, несмотря на многократное превосходство врага в живой силе. Потеряв в бою в первые часы почти всех офицеров-командиров, двадцатилетние мальчишки сдерживали основные силы противника. Ни один не сдался в плен. Десантники погибли с оружием в руках. Из окружения вырвались только шесть человек.

Хранилище смерти

УЖЕ 4 марта первым из родителей увидел своего погибшего сына полковник Сергей Иванович Кожемякин из Санкт-Петербурга. В окружном госпитале города Ростова, в большом ангаре, где на полу, в мертвом «строю», тремя шеренгами лежали 47 трупов псковских десантников. Среди них его старший сын Дмитрий Кожемякин. Рядом с молодым офицером лежал труп командира батальона подполковника Марка Евтюхина.

Тело двадцатитрехлетнего старлея, боевой камуфляж которого обожжен огнем, пробито четырьмя пулями. Одна из них попала в сердце. Как потом рассказали отцу, в погибшего, уже мертвого старшего лейтенанта Дмитрия Кожемякина боевики выстрелили из огнемета «Шмель», а голову разбили ударами ног и прикладом автомата…

В живых остались шесть десантников, очевидцев, вырвавшихся из окружения. Однополчане погибших по крохам собирают информацию из различных источников, в том числе и от оставшихся в живых.

С их помощью мы даем хронику гибели 6-й роты, возможно, максимально близкую к правде.

На безымянной высоте

29 ФЕВРАЛЯ, 10 ЧАСОВ УТРА. Батальон десантников под командованием подполковника Марка Евтюхина выполнял очередную боевую задачу по занятию господствующих высот на выходе из Веденского ущелья. Шестой ротой командовал майор Сергей Молодов. Именно на его подразделение вышли основные силы противника. Вскоре, после короткого боя, разведчики выбили из замаскированного блиндажа с десяток боевиков. «Духи» убежали босиком, в панике побросав ботинки, одеяла, теплую одежду.

29 ФЕВРАЛЯ. ПОЛДЕНЬ. По тропе рота вышла на небольшую поляну, скорее расщелину, метров 200 шириной. Слева и справа небольшие высотки. Сразу завязался бой. Первым в шею ранило ротного, майора Молодова. Затем офицера добил снайпер. После этого боя погибла вся разведка. Капитан Виктор Романов моментально вызвал на «духов» огонь своей артиллерии. Вражеский огонь немного затих. Как потом выяснилось, на протяжении всего боя на головы боевиков «свалилось» более 1000 снарядов (столько снарядов было использовано за пять дней во время операции в дагестанском селе Карамахи осенью 1999 г.).

Но силы были слишком неравны. Около трехсот боевиков попытались взять десантников в кольцо. «Духи» молотили по роте из автоматов, ручных пулеметов, подствольных гранатометов. Позади десантников беспорядочно ложились мины. Прямой наводкой, в основном по раненым бойцам, боевики стреляли из противотанкового ручного гранатомета.

Огневой контакт был настолько близким, что даже сквозь грохот выстрелов слышался крик чеченцев:

— Ванька, русский, сдавайся!

— Командир, не губи людей! Сдавай оружие! Даем шесть минут. Пропустите нас, уйдете живыми сами.

Бой продолжался до 18 часов.

29 ФЕВРАЛЯ. 21 ЧАС. Воспользовавшись коротким затишьем, вытащили с поля боя более 20 раненых, уложив их на спальные мешки. К этому времени чеченские снайперы целенаправленно убили всех офицеров. Десантники видели, что стреляли профессионалы-снайперы. И только комбат Марк Евтюхин вместе с капитаном Виктором Романовым уточняли с артиллеристами новые цели на позициях боевиков. В рядах атакующих боевиков зачавкали мины…

1 МАРТА. 2 ЧАСА НОЧИ. В кромешной тьме неожиданно пришло пополнение. Почти чудом в роту пробился заместитель комбата майор Александр Доставалов с десятком бойцов.

1 МАРТА. 4 ЧАСА УТРА. Бой разгорается с новой силой. Между десантниками и боевиками было 30–40 метров — расстояние на бросок гранаты. Лимонки посыпались с обеих сторон. У наших появились новые раненые и убитые. Капитану Романову очередью из пулемета перебило обе ноги. Контуженный солдат стоял на коленях, закрыв лицо руками, и кричал:

— Нас убьют! Нас убьют! Нас убьют!

Затем снайпер его убил. Кто-то из пацанов, поднявшись почти в полный рост, крикнул:

— Батяня, комбат! Проси артель на себя!

Боец просил подмогу своих минометчиков.

Кончились лекарства, бинты, обезболивающие, промедол, жгуты. Комбат Марк Евтюхин перевязывал раны, оторвав кусок от штанины своего камуфляжа. Лежащий на алом снегу десантник с оторванной ногой тихо стонал, почти скулил.

— Мамочка! Кому я без ноги нужен? Дайте мне автомат, я застрелюсь.

Погиб заместитель комбата майор Александр Доставалов.

1 МАРТА. 4 ЧАСА 30 МИНУТ. Вражеский огонь усилился. В живых остались только четверо: комбат Марк Евтюхин, капитан Виктор Романов, сержанты Андрей Поршнев и Саня Супоненский. Их камуфляж, бушлаты покрылись толстой коркой льда. Днем было тепло, все промокли. Ночью ударил мороз. Комбат продолжал корректировать огонь артиллерии, одновременно заряжая пацанам автоматные магазины. Рожки с патронами подбрасывал истекающий кровью капитан Виктор Романов. Его автомат тоже не смолкал ни на минуту.

…Начинало светать. Бандиты пошли на четверку десантников — вал за валом. В полный рост, словно бородатые призраки в милицейском серо-голубом камуфляже и разгрузках с автоматами наперевес. Шли хорошо обученные профессионалы-наемники. Слева от Андрея Поршнева с ручным пулеметом у бедра шел… негр и кричал: «Аллах акбар!»

У всех боевиков были выпученные, «накачанные» наркотой глаза. Бросив рацию, за автомат взялся комбат Марк Евтюхин.

1 МАРТА. 5 ЧАСОВ УТРА. Осколком в голову убило комбата. Капитан Виктор Романов крикнул сержантам:

— Пацаны! Уходите. Может, вы останетесь живыми. Артиллерия! Передаю свои координаты. Огонь!

Пацаны — сержанты Санька и Андрей, бросив в сторону врага по гранате, скатились в овраг. Автомат капитана Романова еще немного стрелял. Потом наступила тишина. Свалившись в овраг, Санька посмотрел на часы. Было 5 часов 33 минуты утра. Через полчаса они встретили спешащих на подмогу десантников. Неравный бой длился 17 часов 33 минуты.

P. S. Как сообщили редакции в штабе ВДВ, 22 псковских гвардейца-десантника посмертно представлены к званию Героя России.

Владимир СВАРЦЕВИЧ, Псков

--------------------------------------------------------------------------------

© 2000 ЗАО "Аргументы и Факты"
Ссылки при перепечатке обязательны

Адрес редакции: 101000 Москва, ул. Мясницкая, 42
телефон: (095) 923–3541
E-mail:
[email protected]
 

http://www.aif.ru/oldsite/1012/05.php3

  • Без заголовка 1025

  • Без заголовка 1193

  • В Память о Ратмире

  • Ваш комментарий


    Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.