Серая майка, старые джинсы –
Лучший прикид, чтоб в толпе не светиться.
Сегодня меня никому не понять,
Мне хочется просто – повспоминать.
Пройтись по страницам прожитых улиц
С надеждой несбыточной – чтобы вернулись
Беспечная радость и радужный свет
Так быстро ушедших иль канувших лет…

Разросся мой город за годы разлуки,
Почти не узнать – весь в напыщенной муке,
Страдает, но пыжится, чтобы блистать
И марку столицы Сибири держать.
Как будто ожившие карикатуры
Везде сорняки новомодной культуры,
Забавно бы было, коль не было б грустно:
За пылью рекламы – фальшиво и пусто…

Но вздор – не за этим же в путь отправляюсь,
Ведь сам частью нового века являюсь.
И то ли старею, а может устал,
Но город родной мне давно чужим стал…
Я только чуть-чуть окунусь в свое детство,
Быть может, хоть там я смогу оглядеться.
Найти бы тот миг, где с собой разминулся,
Чтоб хоть ненадолго душою проснуться…

Какая смешная стоит двухэтажка,
Здесь первый мой дом, моя первая сказка.
Сижу на своей самой первой качеле,
Когда-то здесь с мамой морожено ели,
Об эту качелю и нос свой разбил,
Наверное слышал весь двор как я выл.
И помню, как мама мне кортик дарила
И книжку в картинках – «Руслан и Людмила»…

Нашел средь дворов небольшой детский сад,
Мой иль не мой – уже не узнать.
Да, впрочем, неважно, но стыдно признать –
Я там научился и драться, и врать.
Там на спор сумел доказать, что не трус,
Что холода, нянь и ремня не боюсь –
Замерзшую балку лизнул языком!
«Героя» спасали потом кипятком…

Вот первая школа… Помню, цветы
Почти с меня ростом мне дали нести…
Стишок как-то в классе сказали читать,
А я его спел… Поставили «пять»…
В тот год школьный двор терпел как мы рьяно
Сражались на прутьях, и все Д’Артаньяны!
И в маленькой группе «продленного дня»,
Всех лучше Констанций – была у меня…

Ещё много улиц и несколько школ
За день, где проездом, где пешим прошёл,
И памятью сердце щемило не раз,
Как было все просто… Не то, что сейчас…
Так странно смотреть на футбольное поле,
Когда-то оно было очень большое.
Но шепчет мне вздохом сырая поляна,
Что помнит еще своего капитана…

Плывет киноплёнкой вся жизнь предо мной,
Без цвета и звука, одна за одной,
Мелькают картинки, истории, лица,
Чтоб снова исчезнуть и не повториться…
Веселое, светлое, глупое, злое –
Сейчас стали странно равны меж собою.
Но роли своей не могу я понять,
Лишь знаю одно – мне уже не летать.

Логичным финалом забрел на вокзал,
Не раз он меня провожал и встречал.
Возможно, есть смысл, что так прогулялся –
С собой повидался и… попрощался…
Под вечер у нас этим летом дожди,
Все то, что фальшиво, стирают они –
Помпезность, парфюм, макияжные маски…
Пойду-ка под дождь, как в последнюю сказку.

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.