Со Шмэлэм у нас новая фишка - мы вновь принялись усердннострочить в тетради всякие глупости, попутно потом их перенося в ворд и выставляя друг другу на рецензии)
Да и Никитка тож этому делу подсулил - заставил меня выудить из недр моих архивов нашу с ним историю, написанную мной как литературное мини-произведение... Так нежно... так мило... так много там любви... было. Жаль, что так все получилось. Зато есть что вспомнить холодными зимними вечерами, сидя в кафе, за чашкой горячего шоколада) Навспоминались аж до нежных взглядов и начальной стадии признания в любви) А может..? Да нет, врят ли из этого что-то получится...

Жаль...

Итак. Вернемся к писанинкам. Ещё одна ирония судьбы - Синяя Обезьяна почитывает мои росказни. И почему-то это афиширует. Ну если читаешь, мотай на ус, мне-то зачем говорить мои же слова?! Я их и без тебя прекрасно знаю) ^_^ Но все равно приятно) Сразу хочется сесть и что-нибудь написать))) Эдакое)

"Возвращаясь домой, я поняла, что слишком там засиделась. И это подтверждалось двумя пунктами: во-первых вечер уже принял бразды правления от дня, а во-вторых (и это было самым главным) в окнах моей квартиры горел свет – Баранова вернулась с учебы.
Вечер выдался на удивление холодным. На ресницах и выглядывающих из-под шапки кончиках хвостиков образовался иней. Я замёрзла. Точнее, правильно будет сказать закоченела. Глядя на греющие взгляд окна, находясь на холоде, я поняла, что приступ вселенской меланхолии прошел, и пора возвращаться домой. В тепло и любящие греющие объятия. Открыв дверь и заглянув в квартиру, я была застигнута врасплох: в холле стояла Александра, в тапочках, фартуке, с ухватом, вся такая домашняя и уютная; в квартире стоял непередаваемый запах блинов – главной гордости нашей остепенившейся казановы; укоризненный взгляд, плотно сжатые губы; а мне ничего больше не оставалось, как переминаться с ноги на ногу. Мокрая, продрогшая, забитая, но сильная, я вернулась домой.
- Закрой дверь, - я сделала, как было сказано. – Кошка заперта в комнате, этого дьявола с шерстью кормить будешь сама, - я фыркнула. – Ты не фыркай, а лучше шагай в ванну, отмачиваться, разбираться будем потом, что, где, кто и когда. Давай, давай, шагом марш! – пулей пронёсшись в ванную комнату, я включила воду и начала снимать заледеневшую одежду, когда услышала крик:
- Волкова! В грязных ботинках!!!
Я взглянула вниз на ноги и увидела на белом коврике два пятна, расползающихся от моей обуви. Махнув на это рукой, я залезла в ванну, застонав от приятного ощущения: словно много-много мелких иголочек покалывают всё твоё тело.
Перепрыгивая от мысли к мысли, я пыталась анализировать ситуацию.
Получалось не очень утешительно. Мало того, что этот хамелеон изо всех сил пытается вывести меня из себя, так и я сама ещё подливаю масла в огонь! Ненавижу гада! Без него жизнь была бы благом.
Я мечтательно вздохнула и опустилась с головой в воду".

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.