На военном злом аэродроме
он курил небрежно сигарету.
В жизни было всё отлично, кроме
личной жизни, скажем по секрету…

Докурив, он усмехнулся тонко –
и окурок символом экстрима
весело разбился о бетонку
на осколки пламени и дыма.

Королём дурацких репортажей,
открывая двери криком: «Пресса!»,
он мотался по стране и даже
с женщинами спал без интереса.

Но сегодня, к чёрту – извините! –
всех послал и рвался не по льготам
с Финского залива через Питер
на Москву влюблённым идиотом…

В первый раз в душе его пропела,
обожгла – как спирт хлебнуть из фляжки! -
юная возлюбленная в белой
и смешной, как мир, ночной рубашке.

Журналисту в сорок лет не нужно
толковать о смысле жизни тленной -
в сердце всё трагично, а снаружи
всё прилично, скажем откровенно…

Как мальчишка дерзкий – это важно! –
он мечтал, конечно, ради шутки
на глазах у изумлённых граждан
расстегнуть ей молнию на юбке…

А потом шататься целый вечер
с нею там, где фонари потухли,
и под вальс ночного Москворечья
целоваться у себя на кухне…

Расстегнуть бюстгальтер - если можно! -
обнажив ей грудь, как в мелодраме,
и соски, набухшие тревожно,
облегчить дрожащими губами...

Он мечтал ей розы «Кама-Сутра»
- восемь белых и тринадцать красных -
бросить на колени рано утром,
ибо утром все слова напрасны…

Время лечит, а судьба хохочет -
и мечтать о будущем нелепо!
Вот рукой махнул знакомый лётчик
и позвал в безоблачное небо.

Запахи бензина и дюраля
пропитали воздух повсеместно.
Ту-16 шёл на взлёт, играя
в дурака с удачей, скажем честно…

Триста метров «старый ворон» звонко
пролетел и вдруг неотвратимо
рухнул вниз, разбившись о бетонку
на осколки пламени и дыма.
ЛеоСИ

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Зима! Наш олигарх, жируя,
На джипе обновляет путь...
Триста лошадок, грязь почуя,
Ревут, да так, что просто жуть!

:-)

P.S. Люба, поздровляю со всеми прошедшими :-)!
У нас зима таки вступила в свои права, даже Волга замёрзла)))...

Дмитрий Рябухин 2007/02/05 23:47 •

Однажды утром

Алекс был удачливым по жизни архитектором. Щёлкал свои зеркальные многоэтажки, как семечки. Так бы и дослужился, незаметно состарившись, до мягкого кресла и высокого чина, если бы не ОНА. Елена Юрьевна ворвалась в его жизнь неожиданно красиво, в тот момент, когда он почти смирился со своим привычным одиночеством. Голос, её необыкновенный голос… Вот, что перевернуло теперь всю его жизнь. Он не напоминал звук колокольчика или шёпот морской волны, но, когда говорила ОНА, умолкали даже мысли. Хотелось просто слушать и наслаждаться этими чудесными звуками…
Алекс, как всегда, придя на работу, поставил чайник и пошёл курить. Его день с этого начинался. За каких-то десять минут он успевал обдумать и распланировать свой предстоящий рабочий день. Но сегодня его одиночество было особенно невыносимым. С раннего утра Алекса преследовало необъяснимое чувство тревоги…
По дороге в курилку решил заглянуть к другу. Того неожиданно отправили в отпуск после длительной командировки. Может, он вернулся, - подумал Алекс, вспомнив, что дверь в кабинет друга была с утра слегка приоткрыта, что совсем не было характерно. Эта дверь была всегда гостеприимно распахнута и в кабинете всегда слышались чьи-то голоса. А сегодня она была чуть приоткрыта, и за ней было непривычно тихо.
- Ну, наконец-то, - только и успел произнести Алекс, открывая дверь. А дальше мысли его спутались, как случайно упавший клубок. В метре от себя он увидел огромные серые глаза.
- Вы ко мне? Но ещё рано, ещё нет 9-ти…может попозже… - она тоже не договорила. Между ними явно проскочило что-то необъяснимое.
- Да, да, конечно, - пробормотал Алекс и вдруг неожиданно понял, что его тревожило всё утро. Вот теперь, вот сейчас, на душе стало необыкновенно легко и приятно…Он, улыбнувшись скорее всего самому себе, направился в курилку. В ней было тихо и свежо. В столь ранний час здесь собирались лишь заядлые курильщики. Алекс, присев на модный цвета беж диванчик с вычурными ножками, закурил. На стенах были огромные зеркала, из которых на него смотрели знакомые глаза. Алекс подмигнул самому себе: А что, она очень даже ничего. Только я так и не понял, сколько ей лет. Одета, как девочка, но такая серьёзная…Да и на такую должность молоденькую не назначили бы. А где же Серёга, неужели уволили, вот так за пару дней?! Ну, и дела?! Надо будет ему позвонить.
На мыслях о работе трудновато было сосредоточиться, отвлекал образ новой знакомой.
Напротив, у стены стояли две оригинальные вазы в хайтековском стиле. Из них торчали какие-то искусственно закрученные сухие ветки. Красиво! Только женщина-дизайнер могла так продумать всё, до мелочей. Затушив окурок в красивой на длинной никелированной ножке напольной пепельнице, Алекс направился в свой кабинет.
Перебирая деловые бумаги и чертежи, он всё время думал о ней. Каким чудесным голосом наградил Бог эту женщину. А в коридоре было непривычно тихо. Все кабинеты были вроде также нараспашку, кроме одного, кабинета нового начальника.
Вдруг тишину разорвал телефонный звонок. Утром он всегда пугал Алекса.
- Да, слушаю, - автоматически произнёс Алекс, раздумывая, кто бы мог это быть.
- Лёха, привет, как тебе она?
- Серёга, ты? Не понял, кто она?!
- Короче, меня перевели, с повышением, понимаешь? Я здесь, не далеко, пообедаем как–нибудь.
Алекс положил трубку и только теперь понял, что остался без друга...

Любовь Ос. Январь, 2007.
 (500x234, 40Kb)

  • Без заголовка 571

  • Чуток дружественной республики Карелия

  • Английский художник Carne Griffiths

  • Ваш комментарий


    Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.