Читатели, которые прочитали предыдущие главы, должны найти основные моменты, на которых мы остановимся в заключение, полезными.

Необходимо отметить, что самая большая проблема, с которой сталкиваются инвесторы, заключается в наличии слишком большого количества никчемной информации. «Шум» изобилует. Помните: если вы не можете ясно сформулировать, каким образом определенная новость касается рассматриваемого решения, это Шум. Шумовые трейдеры – которые, когда это сказано и сделано, по существу, предполагают, какие акции пойдут вверх, а какие понизятся – доминируют в торговой деятельности на финансовых рынках. Мы живем в мире, в котором миллионы инвесторов платят комиссионные, чтобы Продать акции по цене, которую другие инвесторы находят достаточно привлекательной, чтобы заплатить комиссионные таким образом, чтобы они могли Купить те же самые акции по той же самой цене.

Мы – вечные оптимисты. Девяносто процентов из нас полагают, что наше вождение автомобиля – лучше среднего. Сто процентов всех активных инвесторов (которых более уместно назвать биржевыми спекулянтами) полагают, что они заработают доходность выше среднего. Все же, используя слова Нобелевского лауреата Уильяма Шарпа, «должно быть так, что до учета затрат доходность в среднем активно управляемого доллара будет равна доходности в среднем пассивно управляемого доллара, а После учета затрат доходность в среднем активно управляемого доллара будет меньше, Чем доходность в среднем пассивно управляемого доллара».

Полезно думать о дебатах «активное против пассивного» в следующих терминах: пассивные инвесторы имеют почти 100 процентный шанс на достижение долгосрочной доходности выше среднего; активные инвесторы имеют шанс где то порядка одного из четырех на превосходство доходности выше среднего недорогих индексных фондов.

Как нормальных индивидуумов, нас мучает тенденция видеть модели там, где они не существуют. Мы слишком часто путаем удачу с мастерством. Важно помнить, что в совершенно случайных играх, таких как подбрасывание монеты, выбор акций с помощью мишени для дротиков, или любых стратегиях из большого числа стратегий на основе шума появляются победители и проигравшие. Кроме того, как только победители оказываются впереди, они, вряд ли, оставят свои выигрышные позиции.

Существуют убедительные доказательства того, что финансовые рынки являются удивительно «эффективными». Это означает, что информация вкладывается в цены настолько быстро, что она становится бесполезной. В таком мире нет преимущества или невыгодного положения в торговле с новостями или без них, потому что рыночные цены отражают все, что известно в данный момент торговли.

Технические аналитики используют исторические ценовые данные, чтобы предсказать направление и величину изменений цен. Согласно документально доказанной слабой форме гипотезы эффективного рынка (также известной как гипотеза случайных блужданий), исторические ценовые данные не могут использоваться для прогнозирования ни величины, ни направления последующих изменений цен. Таким образом, слабая форма гипотезы эффективного рынка прямо противоположна базисной предпосылке технического анализа.

Фундаментальные аналитики используют данные, которые являются фундаментальными для отчета прибылей и убытков и балансового отчета компании, для выбора инвестиций, которые, как ожидается, будут иметь инвестиционную доходность лучше среднего. Полусильная форма гипотезы эффективного рынка, в отношении которой есть много подтверждающих данных, диаметрально противоположна концепции фундаментального анализа.

Несмотря на плохие шансы и большое количество доказательств в поддержку чрезвычайно эффективных финансовых рынков – я полагаю, что несколько информированных инвесторов имеют возможность эксплуатировать «карманы возможности». Нет абсолютно никаких сомнений, например, что, если бы вы знали доход следующего года для большого количества активно торгуемых акций, вы могли бы использовать эту информацию для достижения инвестиционной доходности значительно выше среднего. Эффект согласованного изменения доходов/изменения доходности обеспечивает замечательное понимание того, как работает фондовый рынок. Эффективные рынки включают все, что известно сегодня, в сегодняшние курсы ценных бумаг. Одна из вещей, которые рынок, тем не менее, не знает, – это какие компании сообщат о лучших и худших изменениях доходов 12 месяцев спустя.

Таким образом, даже несмотря на то, что аналитики могут предсказать доход следующего года в статистическом смысле, вы не можете использовать средние прогнозы аналитиков, чтобы последовательно зарабатывать инвестиционную доходность выше среднего. Это так, потому что «акции торпеды» (акции с высокими ожиданиями, терпящие разочарования в отношении дохода) последовательно «потопляют» доходность портфелей с высокими ожиданиями. В таком мире, где все перевернуто вверх дном, портфели с Худшим прогнозируемым коэффициентом роста дохода, в конце концов, имеют Лучшую доходность; портфели с Лучшим Прогнозируемым коэффициентом роста дохода, в конце концов, имеют Худшую доходность.

Нобелевский лауреат Гарри Марковиц показал выгоды владения хорошо диверсифицированными портфелями и, наоборот, плохую комбинацию для ожидаемой доходности и ожидаемого риска, которую вы имеете, когда повторяете многих индивидуальных вкладчиков, владеющих только несколькими акциями.

Нобелевский лауреат Уильям Шарп показал нам, что в любой момент рыночный портфель отражает лучшие размышления каждого. Таким образом, на эффективном рынке нет никакой другой комбинации ценных бумаг, которыми владеют в таких же пропорциях, по таким же ценам, которая может иметь более высокую ожидаемую доходность или более низкую дисперсию, чем рынок.

Существует большое количество неопределенности относительно компенсации, которую инвесторы фондового рынка ожидают получать, и компенсации, которую они фактически получают. Основополагающая истина заключается в том, что, в конечном счете, вы получаете компенсацию за принятие на себя рыночных рисков. Когда вы переходите от вклада в безрисковые ценные бумаги, такие как казначейские векселя, к риску, свойственному фондовому рынку, вы требуете, и в конечном итоге, вы можете ожидать получить, более высокую норму доходности. Заработать такую рыночную доходность легко: все, что вы должны сделать, – это вложить капитал в недорогие индексные фонды.

Заработать положительную доходность от нерыночных рисков нелегко. Доходность выше рыночной, которую вы зарабатываете, должна поступать благодаря отрицательной доходности ваших конкурентов. Об этой истине так часто забывают, что ее стоит повторить. Доходность выше рыночной одного человека Должна поступать из доходности ниже рыночной другого человека. Чтобы зарабатывать доходность выше рыночной, вы должны быть более сообразительны, чем другие инвесторы. Вы должны постоянно находить и использовать инвестиционные возможности, которые были пропущены другими инвесторами из за их ошибок, некомпетентности и/или невнимания. Вы должны владеть портфелем, который отличается от рыночного портфеля, и вы должны быть правы!

Понимая конкурентный характер финансовых рынков, известный экономист Джон Мейнард Кейнс и Нобелевский лауреат Джон Нэш показали, что важно базировать наши решения на наших ожиданиях относительно решений наших конкурентов, когда мы сталкиваемся с теми же самыми решениями, имея ту же самую информацию. Здесь одно рациональное решение – не конкурировать.

В этом отношении существует важное различие между «игрой победителя» и «игрой проигравшего». В игре победителя результат определен действиями победителя. Очки выигрываются. В игре проигравшего результат определен действиями проигравшего. Очки проигрываются. Инвестирование обычно является игрой проигравшего: чем сильнее инвесторы стараются произвести инвестиционную доходность выше среднего, тем больше они торгуют; чем больше они торгуют, тем больше вероятность, что в конце они окажутся с долгосрочной доходностью ниже среднего.

Мы много знаем о том, как ведут себя инвесторы. Торговля понижает доходность и для мужчин, и для женщин. Поскольку мужчины (и особенно одинокие мужчины) торгуют больше, чем женщины, мужчины зарабатывают заметно более низкую доходность. Другие удивительные исследования показывают, что акции, которые продают индивидуальные вкладчики, как правило, имеют лучшие показатели, чем акции, которые они покупают.

Кроме того, при рассмотрении влияния торговли полезно помнить, что существуют значительные различия между доходностью, зарабатываемой инвестициями, и доходностью, зарабатываемой инвесторами. Поскольку многие инвесторы Не удерживают свои инвестиции в течение всего года, доходность, заработанная инвесторами во взаимных фондах акционерного капитала и фиксированного дохода, значительно ниже доходности, заработанной взаимными фондами.

Поскольку вся сверхдоходность (доходность выше доходности казначейских векселей) поступает неожиданными всплесками, «тактика слежения за рынком», перемещение инвестиций между рискованными и безрисковыми классами активов – является чрезмерно опасной стратегией. Более того, многое может пойти не так, как надо, между тем временем, когда управляющий портфелем решает купить или продать акцию, и тем временем, когда необходимые покупки или продажи осуществляются. Учитывая оценки комиссионных, рыночное влияние, торговые задержки и пропущенные торги, средняя двусторонняя (продажа покупка или покупка продажа) стоимость торговли для больших организаций инвестиционного менеджмента составляет порядка 2,6 процента на сделку. Принимая во внимание бремя таких затрат, не удивительно, что рейтинговые службы ведущих взаимных фондов, как оказывается, не способны различить лучшие фонды.

Со временем характеристики рынка изменяются – иногда значительно. В свою очередь, индексы, которые мы используем для описания рынка, также изменяются – иногда значительно. В этом контексте интересно узнать, что менеджеры, придерживающиеся жесткого стиля и имеющие доходность выше индекса в течение трех лет, вероятно, будут иметь доходность ниже индекса в течение следующих трех лет; менеджеры, придерживающиеся жесткого стиля и имеющие доходность ниже индекса в течение трех лет, вероятно, будут иметь доходность выше индекса в течение следующих трех лет. Это происходит, очевидно, вследствие устойчивости стиля – а не устойчивости менеджера.

Два добавления: во первых, так называемый закон активного управления инвестициями показывает, что инвестор, имеющий небольшое количество информации о большом количестве ценных бумаг, имеет лучший шанс на успех, чем инвестор, имеющий большое количество информации о нескольких акциях. Во вторых, в лабораторных условиях, те виды прерывателей торговли, которые устанавливаются органами, регулирующими рынок, чтобы минимизировать серьезность резких рыночных снижений, очевидно, дают участникам рынка ложное чувство надежности. Лабораторные свидетельства показывают, что присутствие прерывателей торговли заставляет инвесторов чувствовать себя в большей безопасности, что, в свою очередь, заставляет пузыри расти еще быстрее.

Очевидно, существует небольшое число профессиональных инвесторов и квалифицированных инвесторов любителей, которые могут последовательно достигать инвестиционных результатов выше среднего. Не легко обеспечить такую доходность; Не легко Найти людей, которые могут это сделать.

1 П. Бернстайн. Против богов: укрощение риска. М.:Олимп Бизнес, 2000 г.

1 Майл Льюис. «Покер лжецов», М: Олимп бизнес, 2001

  • Witch Love

  • Успех это…

  • В Память о Ратмире


  • Читатели, которые прочитали предыдущие главы, должны найти основные моменты, на которых мы остановимся в заключение, полезными.

    Необходимо отметить, что самая большая проблема, с которой сталкиваются инвесторы, заключается в наличии слишком большого количества никчемной информации. «Шум» изобилует. Помните: если вы не можете ясно сформулировать, каким образом определенная новость касается рассматриваемого решения, это Шум. Шумовые трейдеры – которые, когда это сказано и сделано, по существу, предполагают, какие акции пойдут вверх, а какие понизятся – доминируют в торговой деятельности на финансовых рынках. Мы живем в мире, в котором миллионы инвесторов платят комиссионные, чтобы Продать акции по цене, которую другие инвесторы находят достаточно привлекательной, чтобы заплатить комиссионные таким образом, чтобы они могли Купить те же самые акции по той же самой цене.

    Мы – вечные оптимисты. Девяносто процентов из нас полагают, что наше вождение автомобиля – лучше среднего. Сто процентов всех активных инвесторов (которых более уместно назвать биржевыми спекулянтами) полагают, что они заработают доходность выше среднего. Все же, используя слова Нобелевского лауреата Уильяма Шарпа, «должно быть так, что до учета затрат доходность в среднем активно управляемого доллара будет равна доходности в среднем пассивно управляемого доллара, а После учета затрат доходность в среднем активно управляемого доллара будет меньше, Чем доходность в среднем пассивно управляемого доллара».

    Полезно думать о дебатах «активное против пассивного» в следующих терминах: пассивные инвесторы имеют почти 100 процентный шанс на достижение долгосрочной доходности выше среднего; активные инвесторы имеют шанс где то порядка одного из четырех на превосходство доходности выше среднего недорогих индексных фондов.

    Как нормальных индивидуумов, нас мучает тенденция видеть модели там, где они не существуют. Мы слишком часто путаем удачу с мастерством. Важно помнить, что в совершенно случайных играх, таких как подбрасывание монеты, выбор акций с помощью мишени для дротиков, или любых стратегиях из большого числа стратегий на основе шума появляются победители и проигравшие. Кроме того, как только победители оказываются впереди, они, вряд ли, оставят свои выигрышные позиции.

    Существуют убедительные доказательства того, что финансовые рынки являются удивительно «эффективными». Это означает, что информация вкладывается в цены настолько быстро, что она становится бесполезной. В таком мире нет преимущества или невыгодного положения в торговле с новостями или без них, потому что рыночные цены отражают все, что известно в данный момент торговли.

    Технические аналитики используют исторические ценовые данные, чтобы предсказать направление и величину изменений цен. Согласно документально доказанной слабой форме гипотезы эффективного рынка (также известной как гипотеза случайных блужданий), исторические ценовые данные не могут использоваться для прогнозирования ни величины, ни направления последующих изменений цен. Таким образом, слабая форма гипотезы эффективного рынка прямо противоположна базисной предпосылке технического анализа.

    Фундаментальные аналитики используют данные, которые являются фундаментальными для отчета прибылей и убытков и балансового отчета компании, для выбора инвестиций, которые, как ожидается, будут иметь инвестиционную доходность лучше среднего. Полусильная форма гипотезы эффективного рынка, в отношении которой есть много подтверждающих данных, диаметрально противоположна концепции фундаментального анализа.

    Несмотря на плохие шансы и большое количество доказательств в поддержку чрезвычайно эффективных финансовых рынков – я полагаю, что несколько информированных инвесторов имеют возможность эксплуатировать «карманы возможности». Нет абсолютно никаких сомнений, например, что, если бы вы знали доход следующего года для большого количества активно торгуемых акций, вы могли бы использовать эту информацию для достижения инвестиционной доходности значительно выше среднего. Эффект согласованного изменения доходов/изменения доходности обеспечивает замечательное понимание того, как работает фондовый рынок. Эффективные рынки включают все, что известно сегодня, в сегодняшние курсы ценных бумаг. Одна из вещей, которые рынок, тем не менее, не знает, – это какие компании сообщат о лучших и худших изменениях доходов 12 месяцев спустя.

    Таким образом, даже несмотря на то, что аналитики могут предсказать доход следующего года в статистическом смысле, вы не можете использовать средние прогнозы аналитиков, чтобы последовательно зарабатывать инвестиционную доходность выше среднего. Это так, потому что «акции торпеды» (акции с высокими ожиданиями, терпящие разочарования в отношении дохода) последовательно «потопляют» доходность портфелей с высокими ожиданиями. В таком мире, где все перевернуто вверх дном, портфели с Худшим прогнозируемым коэффициентом роста дохода, в конце концов, имеют Лучшую доходность; портфели с Лучшим Прогнозируемым коэффициентом роста дохода, в конце концов, имеют Худшую доходность.

    Нобелевский лауреат Гарри Марковиц показал выгоды владения хорошо диверсифицированными портфелями и, наоборот, плохую комбинацию для ожидаемой доходности и ожидаемого риска, которую вы имеете, когда повторяете многих индивидуальных вкладчиков, владеющих только несколькими акциями.

    Нобелевский лауреат Уильям Шарп показал нам, что в любой момент рыночный портфель отражает лучшие размышления каждого. Таким образом, на эффективном рынке нет никакой другой комбинации ценных бумаг, которыми владеют в таких же пропорциях, по таким же ценам, которая может иметь более высокую ожидаемую доходность или более низкую дисперсию, чем рынок.

    Существует большое количество неопределенности относительно компенсации, которую инвесторы фондового рынка ожидают получать, и компенсации, которую они фактически получают. Основополагающая истина заключается в том, что, в конечном счете, вы получаете компенсацию за принятие на себя рыночных рисков. Когда вы переходите от вклада в безрисковые ценные бумаги, такие как казначейские векселя, к риску, свойственному фондовому рынку, вы требуете, и в конечном итоге, вы можете ожидать получить, более высокую норму доходности. Заработать такую рыночную доходность легко: все, что вы должны сделать, – это вложить капитал в недорогие индексные фонды.

    Заработать положительную доходность от нерыночных рисков нелегко. Доходность выше рыночной, которую вы зарабатываете, должна поступать благодаря отрицательной доходности ваших конкурентов. Об этой истине так часто забывают, что ее стоит повторить. Доходность выше рыночной одного человека Должна поступать из доходности ниже рыночной другого человека. Чтобы зарабатывать доходность выше рыночной, вы должны быть более сообразительны, чем другие инвесторы. Вы должны постоянно находить и использовать инвестиционные возможности, которые были пропущены другими инвесторами из за их ошибок, некомпетентности и/или невнимания. Вы должны владеть портфелем, который отличается от рыночного портфеля, и вы должны быть правы!

    Понимая конкурентный характер финансовых рынков, известный экономист Джон Мейнард Кейнс и Нобелевский лауреат Джон Нэш показали, что важно базировать наши решения на наших ожиданиях относительно решений наших конкурентов, когда мы сталкиваемся с теми же самыми решениями, имея ту же самую информацию. Здесь одно рациональное решение – не конкурировать.

    В этом отношении существует важное различие между «игрой победителя» и «игрой проигравшего». В игре победителя результат определен действиями победителя. Очки выигрываются. В игре проигравшего результат определен действиями проигравшего. Очки проигрываются. Инвестирование обычно является игрой проигравшего: чем сильнее инвесторы стараются произвести инвестиционную доходность выше среднего, тем больше они торгуют; чем больше они торгуют, тем больше вероятность, что в конце они окажутся с долгосрочной доходностью ниже среднего.

    Мы много знаем о том, как ведут себя инвесторы. Торговля понижает доходность и для мужчин, и для женщин. Поскольку мужчины (и особенно одинокие мужчины) торгуют больше, чем женщины, мужчины зарабатывают заметно более низкую доходность. Другие удивительные исследования показывают, что акции, которые продают индивидуальные вкладчики, как правило, имеют лучшие показатели, чем акции, которые они покупают.

    Кроме того, при рассмотрении влияния торговли полезно помнить, что существуют значительные различия между доходностью, зарабатываемой инвестициями, и доходностью, зарабатываемой инвесторами. Поскольку многие инвесторы Не удерживают свои инвестиции в течение всего года, доходность, заработанная инвесторами во взаимных фондах акционерного капитала и фиксированного дохода, значительно ниже доходности, заработанной взаимными фондами.

    Поскольку вся сверхдоходность (доходность выше доходности казначейских векселей) поступает неожиданными всплесками, «тактика слежения за рынком», перемещение инвестиций между рискованными и безрисковыми классами активов – является чрезмерно опасной стратегией. Более того, многое может пойти не так, как надо, между тем временем, когда управляющий портфелем решает купить или продать акцию, и тем временем, когда необходимые покупки или продажи осуществляются. Учитывая оценки комиссионных, рыночное влияние, торговые задержки и пропущенные торги, средняя двусторонняя (продажа покупка или покупка продажа) стоимость торговли для больших организаций инвестиционного менеджмента составляет порядка 2,6 процента на сделку. Принимая во внимание бремя таких затрат, не удивительно, что рейтинговые службы ведущих взаимных фондов, как оказывается, не способны различить лучшие фонды.

    Со временем характеристики рынка изменяются – иногда значительно. В свою очередь, индексы, которые мы используем для описания рынка, также изменяются – иногда значительно. В этом контексте интересно узнать, что менеджеры, придерживающиеся жесткого стиля и имеющие доходность выше индекса в течение трех лет, вероятно, будут иметь доходность ниже индекса в течение следующих трех лет; менеджеры, придерживающиеся жесткого стиля и имеющие доходность ниже индекса в течение трех лет, вероятно, будут иметь доходность выше индекса в течение следующих трех лет. Это происходит, очевидно, вследствие устойчивости стиля – а не устойчивости менеджера.

    Два добавления: во первых, так называемый закон активного управления инвестициями показывает, что инвестор, имеющий небольшое количество информации о большом количестве ценных бумаг, имеет лучший шанс на успех, чем инвестор, имеющий большое количество информации о нескольких акциях. Во вторых, в лабораторных условиях, те виды прерывателей торговли, которые устанавливаются органами, регулирующими рынок, чтобы минимизировать серьезность резких рыночных снижений, очевидно, дают участникам рынка ложное чувство надежности. Лабораторные свидетельства показывают, что присутствие прерывателей торговли заставляет инвесторов чувствовать себя в большей безопасности, что, в свою очередь, заставляет пузыри расти еще быстрее.

    Очевидно, существует небольшое число профессиональных инвесторов и квалифицированных инвесторов любителей, которые могут последовательно достигать инвестиционных результатов выше среднего. Не легко обеспечить такую доходность; Не легко Найти людей, которые могут это сделать.

    1 П. Бернстайн. Против богов: укрощение риска. М.:Олимп Бизнес, 2000 г.

    1 Майл Льюис. «Покер лжецов», М: Олимп бизнес, 2001

  • Witch Love

  • Успех это…

  • В Память о Ратмире


  • Читатели, которые прочитали предыдущие главы, должны найти основные моменты, на которых мы остановимся в заключение, полезными.

    Необходимо отметить, что самая большая проблема, с которой сталкиваются инвесторы, заключается в наличии слишком большого количества никчемной информации. «Шум» изобилует. Помните: если вы не можете ясно сформулировать, каким образом определенная новость касается рассматриваемого решения, это Шум. Шумовые трейдеры – которые, когда это сказано и сделано, по существу, предполагают, какие акции пойдут вверх, а какие понизятся – доминируют в торговой деятельности на финансовых рынках. Мы живем в мире, в котором миллионы инвесторов платят комиссионные, чтобы Продать акции по цене, которую другие инвесторы находят достаточно привлекательной, чтобы заплатить комиссионные таким образом, чтобы они могли Купить те же самые акции по той же самой цене.

    Мы – вечные оптимисты. Девяносто процентов из нас полагают, что наше вождение автомобиля – лучше среднего. Сто процентов всех активных инвесторов (которых более уместно назвать биржевыми спекулянтами) полагают, что они заработают доходность выше среднего. Все же, используя слова Нобелевского лауреата Уильяма Шарпа, «должно быть так, что до учета затрат доходность в среднем активно управляемого доллара будет равна доходности в среднем пассивно управляемого доллара, а После учета затрат доходность в среднем активно управляемого доллара будет меньше, Чем доходность в среднем пассивно управляемого доллара».

    Полезно думать о дебатах «активное против пассивного» в следующих терминах: пассивные инвесторы имеют почти 100 процентный шанс на достижение долгосрочной доходности выше среднего; активные инвесторы имеют шанс где то порядка одного из четырех на превосходство доходности выше среднего недорогих индексных фондов.

    Как нормальных индивидуумов, нас мучает тенденция видеть модели там, где они не существуют. Мы слишком часто путаем удачу с мастерством. Важно помнить, что в совершенно случайных играх, таких как подбрасывание монеты, выбор акций с помощью мишени для дротиков, или любых стратегиях из большого числа стратегий на основе шума появляются победители и проигравшие. Кроме того, как только победители оказываются впереди, они, вряд ли, оставят свои выигрышные позиции.

    Существуют убедительные доказательства того, что финансовые рынки являются удивительно «эффективными». Это означает, что информация вкладывается в цены настолько быстро, что она становится бесполезной. В таком мире нет преимущества или невыгодного положения в торговле с новостями или без них, потому что рыночные цены отражают все, что известно в данный момент торговли.

    Технические аналитики используют исторические ценовые данные, чтобы предсказать направление и величину изменений цен. Согласно документально доказанной слабой форме гипотезы эффективного рынка (также известной как гипотеза случайных блужданий), исторические ценовые данные не могут использоваться для прогнозирования ни величины, ни направления последующих изменений цен. Таким образом, слабая форма гипотезы эффективного рынка прямо противоположна базисной предпосылке технического анализа.

    Фундаментальные аналитики используют данные, которые являются фундаментальными для отчета прибылей и убытков и балансового отчета компании, для выбора инвестиций, которые, как ожидается, будут иметь инвестиционную доходность лучше среднего. Полусильная форма гипотезы эффективного рынка, в отношении которой есть много подтверждающих данных, диаметрально противоположна концепции фундаментального анализа.

    Несмотря на плохие шансы и большое количество доказательств в поддержку чрезвычайно эффективных финансовых рынков – я полагаю, что несколько информированных инвесторов имеют возможность эксплуатировать «карманы возможности». Нет абсолютно никаких сомнений, например, что, если бы вы знали доход следующего года для большого количества активно торгуемых акций, вы могли бы использовать эту информацию для достижения инвестиционной доходности значительно выше среднего. Эффект согласованного изменения доходов/изменения доходности обеспечивает замечательное понимание того, как работает фондовый рынок. Эффективные рынки включают все, что известно сегодня, в сегодняшние курсы ценных бумаг. Одна из вещей, которые рынок, тем не менее, не знает, – это какие компании сообщат о лучших и худших изменениях доходов 12 месяцев спустя.

    Таким образом, даже несмотря на то, что аналитики могут предсказать доход следующего года в статистическом смысле, вы не можете использовать средние прогнозы аналитиков, чтобы последовательно зарабатывать инвестиционную доходность выше среднего. Это так, потому что «акции торпеды» (акции с высокими ожиданиями, терпящие разочарования в отношении дохода) последовательно «потопляют» доходность портфелей с высокими ожиданиями. В таком мире, где все перевернуто вверх дном, портфели с Худшим прогнозируемым коэффициентом роста дохода, в конце концов, имеют Лучшую доходность; портфели с Лучшим Прогнозируемым коэффициентом роста дохода, в конце концов, имеют Худшую доходность.

    Нобелевский лауреат Гарри Марковиц показал выгоды владения хорошо диверсифицированными портфелями и, наоборот, плохую комбинацию для ожидаемой доходности и ожидаемого риска, которую вы имеете, когда повторяете многих индивидуальных вкладчиков, владеющих только несколькими акциями.

    Нобелевский лауреат Уильям Шарп показал нам, что в любой момент рыночный портфель отражает лучшие размышления каждого. Таким образом, на эффективном рынке нет никакой другой комбинации ценных бумаг, которыми владеют в таких же пропорциях, по таким же ценам, которая может иметь более высокую ожидаемую доходность или более низкую дисперсию, чем рынок.

    Существует большое количество неопределенности относительно компенсации, которую инвесторы фондового рынка ожидают получать, и компенсации, которую они фактически получают. Основополагающая истина заключается в том, что, в конечном счете, вы получаете компенсацию за принятие на себя рыночных рисков. Когда вы переходите от вклада в безрисковые ценные бумаги, такие как казначейские векселя, к риску, свойственному фондовому рынку, вы требуете, и в конечном итоге, вы можете ожидать получить, более высокую норму доходности. Заработать такую рыночную доходность легко: все, что вы должны сделать, – это вложить капитал в недорогие индексные фонды.

    Заработать положительную доходность от нерыночных рисков нелегко. Доходность выше рыночной, которую вы зарабатываете, должна поступать благодаря отрицательной доходности ваших конкурентов. Об этой истине так часто забывают, что ее стоит повторить. Доходность выше рыночной одного человека Должна поступать из доходности ниже рыночной другого человека. Чтобы зарабатывать доходность выше рыночной, вы должны быть более сообразительны, чем другие инвесторы. Вы должны постоянно находить и использовать инвестиционные возможности, которые были пропущены другими инвесторами из за их ошибок, некомпетентности и/или невнимания. Вы должны владеть портфелем, который отличается от рыночного портфеля, и вы должны быть правы!

    Понимая конкурентный характер финансовых рынков, известный экономист Джон Мейнард Кейнс и Нобелевский лауреат Джон Нэш показали, что важно базировать наши решения на наших ожиданиях относительно решений наших конкурентов, когда мы сталкиваемся с теми же самыми решениями, имея ту же самую информацию. Здесь одно рациональное решение – не конкурировать.

    В этом отношении существует важное различие между «игрой победителя» и «игрой проигравшего». В игре победителя результат определен действиями победителя. Очки выигрываются. В игре проигравшего результат определен действиями проигравшего. Очки проигрываются. Инвестирование обычно является игрой проигравшего: чем сильнее инвесторы стараются произвести инвестиционную доходность выше среднего, тем больше они торгуют; чем больше они торгуют, тем больше вероятность, что в конце они окажутся с долгосрочной доходностью ниже среднего.

    Мы много знаем о том, как ведут себя инвесторы. Торговля понижает доходность и для мужчин, и для женщин. Поскольку мужчины (и особенно одинокие мужчины) торгуют больше, чем женщины, мужчины зарабатывают заметно более низкую доходность. Другие удивительные исследования показывают, что акции, которые продают индивидуальные вкладчики, как правило, имеют лучшие показатели, чем акции, которые они покупают.

    Кроме того, при рассмотрении влияния торговли полезно помнить, что существуют значительные различия между доходностью, зарабатываемой инвестициями, и доходностью, зарабатываемой инвесторами. Поскольку многие инвесторы Не удерживают свои инвестиции в течение всего года, доходность, заработанная инвесторами во взаимных фондах акционерного капитала и фиксированного дохода, значительно ниже доходности, заработанной взаимными фондами.

    Поскольку вся сверхдоходность (доходность выше доходности казначейских векселей) поступает неожиданными всплесками, «тактика слежения за рынком», перемещение инвестиций между рискованными и безрисковыми классами активов – является чрезмерно опасной стратегией. Более того, многое может пойти не так, как надо, между тем временем, когда управляющий портфелем решает купить или продать акцию, и тем временем, когда необходимые покупки или продажи осуществляются. Учитывая оценки комиссионных, рыночное влияние, торговые задержки и пропущенные торги, средняя двусторонняя (продажа покупка или покупка продажа) стоимость торговли для больших организаций инвестиционного менеджмента составляет порядка 2,6 процента на сделку. Принимая во внимание бремя таких затрат, не удивительно, что рейтинговые службы ведущих взаимных фондов, как оказывается, не способны различить лучшие фонды.

    Со временем характеристики рынка изменяются – иногда значительно. В свою очередь, индексы, которые мы используем для описания рынка, также изменяются – иногда значительно. В этом контексте интересно узнать, что менеджеры, придерживающиеся жесткого стиля и имеющие доходность выше индекса в течение трех лет, вероятно, будут иметь доходность ниже индекса в течение следующих трех лет; менеджеры, придерживающиеся жесткого стиля и имеющие доходность ниже индекса в течение трех лет, вероятно, будут иметь доходность выше индекса в течение следующих трех лет. Это происходит, очевидно, вследствие устойчивости стиля – а не устойчивости менеджера.

    Два добавления: во первых, так называемый закон активного управления инвестициями показывает, что инвестор, имеющий небольшое количество информации о большом количестве ценных бумаг, имеет лучший шанс на успех, чем инвестор, имеющий большое количество информации о нескольких акциях. Во вторых, в лабораторных условиях, те виды прерывателей торговли, которые устанавливаются органами, регулирующими рынок, чтобы минимизировать серьезность резких рыночных снижений, очевидно, дают участникам рынка ложное чувство надежности. Лабораторные свидетельства показывают, что присутствие прерывателей торговли заставляет инвесторов чувствовать себя в большей безопасности, что, в свою очередь, заставляет пузыри расти еще быстрее.

    Очевидно, существует небольшое число профессиональных инвесторов и квалифицированных инвесторов любителей, которые могут последовательно достигать инвестиционных результатов выше среднего. Не легко обеспечить такую доходность; Не легко Найти людей, которые могут это сделать.

    1 П. Бернстайн. Против богов: укрощение риска. М.:Олимп Бизнес, 2000 г.

    1 Майл Льюис. «Покер лжецов», М: Олимп бизнес, 2001

  • Witch Love

  • Успех это…

  • В Память о Ратмире

  •