«Летний дождь, летний дождь/ Начался сегодня рано…» Она давно не слышала этой песни. Такой любимой и немного подзабытой. Она стояла на набережной и вглядывалась в крадущуюся темноту. Ветер внезапными порывами налетал на нее. Она, кутаясь в воротник своего пальто, прохаживалась взад и вперед. «Ты перелетная птица…» Сердце непривычно сжалось. Она чувствовала, что сегодня будет особенным, непохожим на первый вечер. Что-то ей подсказывало: сегодня не принесет ей счастливой легкости, что была тогда…
Ее окрикнули. И она, затолкав свои предчувствия глубоко внутрь, быстрым шагом направилась в сторону известной неизвестности. Вереницы старинных домов, мигающих вывесок и фонарных отсветов проносились по стеклу машины с ускоряющейся быстротой. Ее не удивило серое здание гостиницы, к которой подкатил автомобиль. Она пыталась надеяться, что предчувствие обманчиво. Но надежды рассеялись как дым. Пустота паразитирующими щупальцами с силой себе отвоевывала очередной кусочек души. Она была права. Она закрывала на это глаза. И продолжала искать то, что было впервые.
В машину она садилась в растерянности: поиски результатов не дали. «Пешка…» Случайно (а может нет) оброненная фраза вывела ее из тумана. Нет, она не сожалела. О том, что было тогда. Она не могла понять, почему так гадко было ей сейчас –после того, что было теперь. Пешка? Да. И осознание этого причиняло боль. Осознание того, что она была в числе многих, а не в стороне, как казалось сначала. Ей не открывают дверь. Боятся. Остерегаются. Перемены путают карты в жизни. И их стараются загнать в годами отработанный шаблон. Она никогда не любила шаблонов. «Ты придешь, ты придешь / Но будет поздно…».

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.