Очень долго ждала, когда мы наконец куда-нибудь, да выберемся. И вот придумали, что можно съездить к Шурику в армию, проведать его и отвлечь. На самом деле, съездить к нему мы собирались по-любому, но в общем, все сложилось и мы решили - едем.

Прошло какое-то время, Миша готовил машину к дальней дороге (это же не шутка - 1000км, да еще зимой), остальные просто морально готовились к поездке, всплывало то одное, то другое, и все это всплывающее регулярно ставили нашу поездку под угрозу, чем очень омрачали наше настроение.

Но вот все-таки свершилось, было назначено как, когда и в каком составе едем. И стало спокойно - все решено, осталось только сесть и доехать. А с другой стороны, наоборот появилось волнение - а вдруг что-то не учли, о чем-то забыли, не подумали???

22 января было странным на чувства - ожидание, смешанное с легкой тревогой и диким желанием - ехать, ехать! Полдня прошло за самонарисовавшейся работой, пару часов за сборами и приготовлениями. И вот наконец поездка началась для меня лично - я выехала с сумкой из дома в сторону Мишиного дома, откуда мы и должны были стартовать, по пути захватив остальную дружную компанию, которая так давно не собиралась вместе. И вот этот кусочек моего личного самостоятельного пути начался мягко говоря, не ахти как, что наталкивало на самые неприятные мысли (если так начинается в москве, то что же будет, когда она останется далеко позади???). И вот весь вечер прошел в таком сумбуре, что вроде и отдохнуть надо, и собираться, и желание скорее пошуршать колесами по дороге перекрывало уже все остальное. В итоге мы и выехали раньше, чем собирались.

Как только все загрузились в машинку, проехали первые метры, все успокоилось и плохие мысли улетучились вместе со всем негативом, который накопился в процессе предпоездочной суеты. И вот мы оставляли позади себя километр за километром, и меня накрывало такое непередаваемое ощущение счастья, которое не давало заснуть. Хотелось, чтоб вот так вот длилось как можно дольше – безлюдная дорога, морозная ночь, свет фар, выхватывающий непонятными и загадочными силуэтами придорожные сугробы, заснеженные ели, заиндевевшие кусты и деревья, абсолютно вертикальные столбы света от фар встречных автомобилей, дым из маленьких домишек неподалеку… А ты сидишь, уютно устроившись на своем сидении, тебе тепло и хорошо, кто-то разговаривает, кто-то спит, периодически играет музыка…. В какой-то момент почему-то вспомнился триллер про американцев, приехавших в Сибирь путешествовать, и казалось, что мы тоже где-то далеко от цивилизации, ведь вокруг были только тихие леса, огромные поля и редкие маленькие поселения, которые и деревнями было трудно назвать. Изредка бросала взгляды на Мишку – а что он чувствует сейчас? Наверно что-то подобное.

И вот так мы ехали, разговаривали, слушали музыку, периодически делали остановки, ждали рассвета. И вот он настал – сначала чуть-чуть посветлело небо, потихоньку оно приобретало все больше и больше разных оттенков, светлело, менялось на глазах. А потом взошло солнце, добавив во всю картину еще больше чего-то завораживающего… Стали фотографировать, но никак не получалось передать именно те цвета, именно то состояние. Мучилась с настройками, подбирала что-то самое близкое… Хотелось снять как-то по-особенному.

Мы подъезжали к санаторию, и я как-то потерялась - выплыл мой недосып, и как-то я себя ощущала, как в тумане. Потом наконец мы все оформили, приехал Миша с Шуриком и его родными, и все завертелось). Надо было куда-то идти, что-то подписывать, что-то узнавать… У всех было хорошее настроение, какой-то подъем. Днем мы поспали, покушали, все показывали Шурику какие-то документальные свидетельства (фотки, видео) своей жизни, которые он пропускал. Смотрели фильм, ходили кушать, даже на местную дискотеку завернули.

Почти весь день были все вместе, и это ничуть не напрягало, это было по-настоящему здорово. Ходили играть в пинг-понг, и у меня в голове прокручивались кадры, как мы играли в теннис в июне, когда Шурик был в Москве и все так же вот были вместе и обсуждали какие-то планы свои… Решила, что надо оставить парней наедине – им надо обсудить свои дела, и мне не к чему там болтаться. Пошла в номер, читала про двоих бесстрашных, путешествующих по миру на мотоциклах. У них мотоциклы и весь мир, у нас – копейка и города России, но все равно много общего. Легли спать в этот день рано – усталость накопилась несмотря на все положительные эмоции. Легли, и как отрубило – не помню, как заснула, не помню, снилось ли чего.

Утро началось в суматохе. Я окончательно проснулась к половине десятого, умылась, решила убрать постели. В итоге одну я сломала и впала в какой-то ступор, что ж теперь с ней делать, прикидывала, сколько придется платить за сломанное имущество. Но тут пришел Мишка и все исправил, но на кровать мы старались больше не садится. Потом Миша должен был везти Шурика в часть – там надо отмечаться или что-то вроде того. Но в итоге никуда они не доехали – машина не заводилась. Продолжилось утро не очень – Шурика не отпускали назад, его мама уехала его отпрашивать, Мишка возился с машиной. Периодически к нему присоединялись Митя, Миша и Лева. Я пыталась прорваться в бассейн, но очень долго не получалось.

Потом как-то разом все наладилось – я дорвалась до хлорки, машина завелась, Шурик вернулся. И мы пошли на все вместе на обед. Все было как-то так хорошо, по-семейному, что хотелось задержаться в санатории еще хотя бы на денек… Но прошло еще немножко времени, все засобирались и около половины 6го мы покинули санаторий, и направились домой. И как-то казалось, что только отъехали, а позади уже было больше сотни километров. На обратном пути было больше разговоров, больше музыки, но те же чувства радости и счастья – мы едем! Подумала, что копейка молодчинка, и в критические моменты она нас не подводит, но не говорила про это до самого конца, пока не приехали домой.

А еще думала про Шурика – каково это – оторваться от своего привычного мира на целый год? Окунуться в совершенно чуждую тебе жизнь, и существовать по непривычным правилам? Мне было бы страшно как минимум. Он уже считает дни до дембеля, а прошла всего (или уже?) половина срока службы, и думает, чем будет заниматься, когда вернется домой. Наверно такие мысли о том, как все будет после, спасают от безысходности положения, которое ты никак не можешь изменить, в котором остается только ждать. Конечно, Шурик изменился, но изменились какие-то такие мелочи, которые не влияют на восприятие Шурика – он по большому счету, остался тем же Шуриком, просто приобрел какой-то новый опыт, новые привычки…

Мы пересекли Мкад, прокатились по всей Москве, пока отвозили всех по домам, и было так непривычно находиться в такой суете, окруженными диким количеством машин, людей, домов. У нас было тепло и хорошо внутри - какая-то своя атмосфера, которая была создана в тихом и умиротворенном Котовске, и мы привезли ее с собой за замерзшими стеклами нашей машины.

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.