Однажды я ходил по воде. Я так обрадовался, что напрочь забыл систему и все свои знания об этом искусстве - совершать невозможное. Я делал это, чтобы только порадовать людей, которых считал близкими по образу мысли и жизни, но они постепенно расходились один за другим, наблюдая мои тщетные попытки сделать хотя бы шажок по дороге из воды. Только пара-тройка дотерпела до конца, до того момента как я пошел, да и те не впечатлились. Лишь один остался. Его терпение подпитывала жалость и ничего больше. 

Это были детские игры "на спор". Со временем о моих ошибках и провалах в воду забывали, люди возвращались ко мне, чтобы сопровождать до того места, где следовало остановиться им, а не мне. А я продолжал идти дальше. Они сменялись и оставляли меня одного или же с незнакомцами. Провалившись в воду, по которой пыталася идти, я никогда уже не вылезал на берег сухим, как это получалось у других. Невозможное оставалось невозможным для меня, как для самого обычного человека. И так, шаг за шагом, я продолжал следовать своей длинной дороге, огибая бесконечный океан, которые кто-то мог перейти влегкую. Следовать невидимой и неизвестной цели стало моей жизнью. 

И как-то раз я заметил, что передо мной, совершая те же самые ошибки и попытки ступить на воду, идет тот самый человек, который единственный видел те несколько шагов по лицу океана. Я помнил его имя, помнил, кто он и что нас связывает. И неожиданно для всех мы стали друг другу ближе, чем сами понимали это. Наше "реже" стало в два раза "чаще", чем "часто". Этот человек стал значимой частью моей жизни. Всем сердцем я желал ему счастья, пытался опекать и оберегать. Из чистых побуждений и из своего собственного себялюбия, потому что он стал мне тем, кого я не хотел терять, чтобы не остаться в одиночестве.

Но когда приближались дни великих для его жизни свершений, я ощущал себя его тенью. Ангелом-хранителем. Щитом. Мне было жалко и страшно отдавать его другим людям. И от того, что я был тенью, становилось пиятно и печально. Я делал что-то хорошее и этим чувствовал, что живу, но несмотря на всякое внимание с его стороны, я оставался один. В тени себя самого и в тени его жизни.

Ради него я снова пошел по воде и почти пересек океан, который невозможно пересечь, ни разу не утонув, но он за мной не пошел. Стоял на берегу преисполненный благодарности и ожидающий чуда, которое я совершу. 

Этот человек ценил и превозносил меня перед всеми до небес и считал эталоном. 

У него было все. Семья, друзья, дети и внуки, враги и коллеги.

Я был один.

 

76200 (466x700, 97Kb)

  • плейкаст

  • Английский художник Carne Griffiths

  • Чуток дружественной республики Карелия

  • Ваш комментарий


    Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.