Прошлой ночью (т.е. 25-ого ноября) моя кошка окотилась!

Удалось избежать многих прошлых ошибок, но без стресса не обошлось.
В этот раз мы сразу решили, что рожать она будет дома. Поскольку только у меня сломан режим сна, на "ночном дежурстве" оказалось именно я, и только я. В без пятнадцати три у Фрумы отошли воды, чуть позже вышла пробка и начались потуги, которые продолжались четыре часа. Практически всё это время я сидело на полу возле коробки, в которой лежала кошка, без возможности отойти покурить или поссать, да что там — она начинала нервничать, даже если я отходило на полметра к компьютеру, чтобы почитать об осложнениях при родах. Фрума обвивала мою руку своими лапками и не давала мне убрать её из коробки. Когда начинались потуги, она утыкалась в неё носом и сжимала ещё крепче. Под утро кошка была совсем измотана, и я тоже.
В полседьмого мама наконец-то проснулась и пришла помогать. Я пулей сбегало в сортир и покурить. Когда вернулось, Фрума лежала на моей кровати совершенно обессиленная, мама гладила её и смотрела с беспокойством. Роды длились уже слишком долго, встал вопрос о вызове ветеринара на дом. Мама ушла выполнять мои поручения, я осталось наедине с Фрумой. В тот момент мне стало страшно. Но затем... Фрума посмотрела на меня. С такой проникновенной усталостью посмотрела.
Я легло на кровать лицом к её мордочке, она прислонилась своим лбом к моему лбу, положила свою лапку на мою руку. Я видело перед собой её затуманенные глаза, чувствовало её тёплое учащённое дыхание, быстрое биение сердца и пульсирующие сокращения мышц во время потуг, интервалы между которыми становились всё короче. Моё сознание, тело, душа — они наполнились странным спокойствием и безграничной любовью. Мы лежали и улыбались сквозь слёзы.
И вот, во время очередных потуг, моя кошка закричала: этот звук был не сродни тем слабым всхлипываниям, которые я слышало всю ночь. Нет, она закричала низким, грозным словно гром голосом, и на свет появился первый котёнок.
В мою комнату сбежались и мама, и только проснувшийся брат. Котята начали рождаться один за другим. Кто-то резал пуповины, кто-то выкидывал послед, кто-то откачивал плохо кричащих котят, кто-то подсаживал их к соскам, и всё это было как-то... Непринуждённо. Мы действовали дружно, давали советы, шутили и были расслаблены так, будто готовили вместе яичницу. В перерывах между родами я даже успело выпить кофе и квесты в онлайн игре поделать. Так что наиболее липкий, кровавый, ответственный и, казалось бы, страшный этап на деле оказался самым простым.
Ну и в довершение всему я решительно отказалось спать следующие полдня, прекрасно понимая, чем может обернуться недосмотр за котятами в первые часы их жизни. Пару раз подсадило к соскам тех котят, что послабее, и избавило себя тем самым от будущих проблем по уходу за ними. Теперь все котята развиты одинаково, все сильные и крепкие.
А котята народились ровно такие же, как и в прошлый раз, прям чудеса. Даже порядок их появления на свет такой же: сначала чёрно-пёстрый (по окрасу в маму пойдёт), потом серо-полосатый (в папу) и альбинос! Но есть одно маленькое отличие. Это маленькое, пушистое и абсолютно чёрное (!) отличие родилось между сереньким и беленьким котёнком. Думаю, этот малец ещё удивит меня.

Фотки. Фоток мало, и они плохие, т.к. свет был ужасный + у меня дико дрожали руки.
Эти сразу после рождения, можно даже кровищу разглядеть. Беленький в фокусе~

Это спустя пару часов:

Больше пока что не фоткаю их, в коробке неудобно, а доставать их оттуда значит нервировать Фруму лишний раз. Но я обещаю сделать пару снимков, когда у них откроются глазки. А ещё они, вот эти молокососы, уже меня обшипели, когда я полезло их гладить своими прокуренными руками. Каваии~

  • кошкоистория

  • Ваш комментарий


    Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.