*Джоконда - кличка одного парня, который со мной ездил в Тамань в Экспедицию.

Любому мало-мальски значимому делу предшествует суета и спешка. От уборки квартиры и до принятия Конституции.
Вот и сейчас, когда Джоконда сказал нам, что будет писать картину, все неожиданно заторопились.
- Надо доесть побыстрее!
- Эх, успеть бы в город еще…
- Я в душ, без меня не начинать!
И так далее, и так далее, и так далее… Все нормально, все привыкли, так должно быть.
Джоконда выбрал точку, сел, мы же заняли места неподалеку. Суета резко сменилась тишиной и ожиданием, ожиданием процесса. Творец в это время сосредоточенно выбирает кисть.
Приготовления окончены. Все с интересом смотрят на девственно чистую грунтованную картонку, на которой будут изображены стоящие перед нами беседка и дом. Первый взмах кисти и сразу же следует первый вопрос:
- А почему именно такой цвет ты выбрал?
Молчание. И второй взмах кисти…
- А сколько стоит краска?
Да, дух и тело очень тесно связаны. Глядя на творческий процесс, в душе восхищаясь мастерству, мы спрашиваем о таких банальностях. Хотя без этих банальностей не было бы ни первого, ни второго, ни последующих взмахов кисти.
Постепенно завязывается неспешный разговор, из тех, что обычно имеют место по вечерам у костра, или в открытом поле во время похода, или в городском парке, или в уютном кафе, или… Или когда ты наблюдаешь, как на твоих глазах пишется замечательная картина. Простая и красивая, оттого и замечательная.
- Ты вот уткнулся в блокнот ты видишь вообще, что Джоконда делает?
- Вижу.
Джоконда окончил первый этап. Мы закурили и молча стали рассматривать картину. Буквально пятнадцать минут работы, и мы уже понимаем: это дом, это беседка, это поребрик. Все реалистично, но ты понимаешь, что это не фотография, а картина.
Мечты, мечты. И планы на будущее, они хоть и звучат рутинно… Но какая рутина может быть в этих словах:
- Джоконда, а вот помнишь, ты мой портрет в прошлом году написал? Он будет на выставке? А, он уже в Фонде?.. Пацаны, мой портрет в Фонде!
Разговор продолжается, зашла речь о путешествиях.
- Я вот хочу в Индию или Непал съездить.
- А я в Японию. В Киото.
- А я уже давно хочу в Испанию.
Мечты, мечты. И планы, и звучит это все рутинно, хотя таковым не является.
Джоконда возвращается к работе. Теперь он уже детализирует, отмечает наиболее примечательные вещи.
- А я вот выставку недавно проводил в Питере. Макеты собирал военной техники времен с 1938 по 80-е года. Очень сложно работать было.
Но зато какой результат! Представьте себе большой выставочный зал, наполненный миниатюрными модельками. И поймите, что над каждой такой моделью надо работать не меньше суток, если брать часы работы в сумме. Согласитесь, очень достойная работа.
Детали, мелкие детали. Именно на них мы сейчас концентрируем все свое внимание. Да что мы, все человечество этим занимается. Безнадежно утеряны те времена, когда жили по понятиям навроде: «Большой, значит, хороший». Сейчас куда чаще вспоминается: «мал, да удал».
Постепенно, один за другим, все покидают насиженные места. Становится понятно, что Джоконда будет писать картину еще не один час. В итоге творец остается один. Что ж, оно и к лучшему. Многие любят презентовать что-то свое, расписывать свой труд во всех подробностях. А какая же это будет презентация, если все, кому Джоконда будет показывать свой труд, проследили работу от первого до последнего взмаха кисти?..

На следующий день Джоконда, довольный и со сдержанной улыбкой на лице, пригласил нас посмотреть на картину. Что греха таить, получилось очень достойно. И я очень рад тому факту, что я лично знаю этого человека.

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.