Отпусти меня из омута глаз твоих,
Мир слишком тесен для нас двоих,
Я не могу так: ненавидеть и любить,
То морозы лютые, то жар в груди

Когда падаешь, но чувствуешь, что взлетаешь,
Когда замерзаешь, но в груди пожары, знаешь,
Когда дождь не оставляет сухого места,
Но ты ждешь, когда она выйдет из подъезда.
Когда по СМС приходит жирная точка - поздно! Точно!
И ты не можешь спать ночью.
Не по себе от случайных встреч и взгляд
Этот - мой медленный яд, я как пленник света.
Когда твои чары для кого-то - просто смех,
Глубина глаз или золото волос,
И мне не нужно слез твоих. Не уверен я.
На том конце провода - "Верь мне!"
Ты моя истерика!
И мне других не надо, когда забыть хочу,
И достаточно лишь слова, но я молчу,
Снова под окнами бродить словно случайно устал я.
Устал от любви и отчаяния...

Отпусти меня из омута глаз твоих,
Мир слишком тесен для нас двоих,
Я не могу так: ненавидеть и любить,
То морозы лютые, то жар в груди

Мы обрезали друг другу крылья,
Задыхались от боли и бессилия,
Так стараясь страсть унять страшную,
Стать настоящим единым, целым и неделимым.
Где оно? От страданий кровь стыла в венах,
Мне опостылела эта пустыня,
Эта постель, слова "Прости",
Пустые, как и ты сама.
Отпусти меня, кричу, отпусти!!!
Я презираю простыни,
Впитавшие лоск волос твоих,
Господи, твой голос,
Несший сотни ласк и вызывавший слез море...
Горе мне! И тебе горе!
Устали спорить, строить сердец пристанище,
Это не любовь, слышишь, чистилище!
То ли тонем мы, стеная, стонуще,
Душу разрывая, обожаемые,
То ли улетаем!?

Отпусти меня из омута глаз твоих,
Мир слишком тесен для нас двоих,
Я не могу так: ненавидеть и любить,
То морозы лютые, то жар в груди

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.

3.

3.

Утро было тихим и солнечным. Но ночью шёл мокрый снег, и теперь было очень скользко. Виталий не спеша вышел из подъезда. Придерживая металлическую дверь, огляделся. У киоска было человек пять. Быстро купил газету и спустился в метро. Долгая дорога на работу утомляла и он уже подумывал о пенсии. И только одиночество по вечерам не давало ему решиться на этот шаг. На работе день пробегал незаметнее, хоть и хлопотно. Он уже давно научился сбрасывать с себя лишнюю работу и лишний раз любил вслух вспомнить, что каждый документ должен вылежаться, дождаться своего часа.
Был и неприятный момент в его трудовых буднях, но об этом он никому не говорил. Начальницей отдела, в котором он работал, была женщина. Красивая, высокая, ровесница Виталия. Ему до сих пор было непонятно, почему именно её назначили на эту должность. Мужское самолюбие или обида не позволяли ему, что называется, по первому зову бросаться в бой.
Газета прочитывалась от корки до корки с утра, и только после этого он подходил к кульману. Почти все уже пересели на компьютеры. Виталий принципиально оттягивал этот момент, ссылаясь со смехом, что не вся калька-Д ещё кончилась.
Раздался звонок. Это позвонила его старая знакомая. Ирина. Когда-то она работала под его началом и они очень сдружились. Принципиальна и безотказна в работе. Потом дети, пелёнки, распашонки и они растерялись в этом огромном, суматошном мире. Изредка поздравляли друг друга с праздником, но потом и эти звонки прекратились.
- Как ты, Вит?
- А что мне будет? Вот подумываю о пенсии…
Слово за слово и Виталий понял, что Ирине надо помочь с работой.
- Ладно, переговорю здесь, перезвоню. Тебя здесь помнят, скорее всего что-нибудь получится. Всё, целую, до встречи.
Виталий углубился в воспоминания. Прошло всего десять лет с последней их встречи, а сколько воды утекло. И он успел развестись, и она успела замуж выйти. Усмехнулся, вспомнив, как на прощание она сказала ему:
- Холодный ты, Виталька. Пошла я замуж. И пропала на долгие десять лет.
Сегодня он вспоминал её с каким-то труднообъяснимым теплом. За четыре года работы она стала ему очень родным человеком. Эх, кабы я смог её полюбить тогда, может, всё бы сложилось иначе. Теперь у неё трое хорошеньких ребятишек, любящий муж, а я каждый день возвращаюсь в молчаливый пустой дом.
А Ирина, положив трубку, сидела в ступоре. Щёки её горели. Ей когда-то очень нравился Виталий. Но у них ничего не получилось. Он так и звал её сестрёнкой. Всё осталось на уровне дружбы. Но одно свидание всё-таки было. Оно было таким неудачным, что Ирина не любила о нём вспоминать. Она тогда сама напросилась к Виталию в гости, не выдержав. Сидели, пили чай, а разговора не клеилось. Он всё время от неё убегал на кухню. На работе были и общие темы, и общие интересы, а, оставшись одни, каждый про себя понял, что они чужие друг другу. Провожая её, Виталий небрежно наклонился, холодно её чмокнул и пошёл, не оборачиваясь занимать очередь за пивом. Ирина стояла, смотрела ему вслед осознавая, что это всё. В этот день она и встретила своего Димастого. Так звала она до сих пор своего мужа…

Ваш комментарий


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.